Экономика Краснодарского края до и после Олимпийских Игр 2014

Экономика >> 30.08.2013
Экономика Краснодарского края до и после Олимпийских Игр 2014
Сегодня мало кто помнит, что собой представлял Краснодарский край до 4 июля 2007 года. До того дня, когда президент Международного олимпийского комитета Жак Рогге объявил городок на побережье Черного моря столицей Олимпиады. Каким был его бюджет? Что думали о нем российские и иностранные инвесторы? Как часто он мелькал в сводках федеральных новостей и встречал на своей земле президентов?

За последние шесть лет мы привыкли считать свой регион самым комфортным для жизни и ведения бизнеса. Топовые позиции в российских и международных рейтингах, лестные отзывы экспертов-аналитиков, десятки зарубежных делегаций и, конечно, цифры из отчетов администрации убедили нас в этом настолько, что стало казаться – так было и будет всегда. И даже стагнация, на грани которой российская экономика пребывает с прошлого года, не в силах этому помешать.

Но в суете олимпийской стройки мы не заметили главного. Та подушка безопасности, основа, на которой долгие годы держалась экономика края, начала медленно разрушаться. Кирпичик за кирпичиком из нее выпадают предприятия, холдинги и целые отрасли. АПК, легкая и тяжелая промышленность, деревообработка, пищепром, нефтедобыча, туризм – потери есть везде.

Известно ли вам, к примеру, что почти треть бюджетообразующих предприятий края – убыточны? Из 626 субъектов этой категории 201 в первом квартале 2013 года показал отрицательный результат (общая сумма убытков – свыше 5,2 млрд рублей), хотя еще год назад отстающих было на 30 меньше. Или что задолженность по заработной плате в регионе за последние полтора года увеличилась в 55 раз? Вы знаете, что деревообрабатывающая промышленность вот уже три года стагнирует ужасающими темпами? В 2011 году она потеряла 19,3%, в 2012-м – 47,5%, в первом полугодии 2013-го спад составил 39,2%. Как итог, сегодня отрасль в целом нерентабельна. Или вот еще – производители сахарной свеклы из-за проблем со сбытом и отсутствия господдержки сократили площадь сева на треть. А поголовье свилей в результате борьбы с африканской чумой уменьшилось на 64%, или на 533,5 тысячи голов.

В том же направлении движется сектор КРС. Наконец, объемы экспорта за первые месяцы 2013 года сократились на 21,8%. Прежде всего, за счет сокращения поставок нефти, зерна и удобрений. Скорее всего, вы слышите об этом впервые (конечно, если не работаете в органах власти). В местных новостях подобную цифирь приводят крайне редко, в официальных отчетах – лишь поверхностный анализ, умещающийся в трех предложениях. Эту сторону краевой экономики стараются держать в тени. Репутация.

Бюджетная «игла», на которую подсаживаются регионы при реализации таких крупномасштабных проектов, как Олимпиада, чемпионат мира или саммит АТЭС, изначально предполагает большой риск. И дело не только в коррупционных скандалах – ими сопровождается любое мало-мальски серьезное строительство в нашей стране. И не в том, как эти скандалы отразятся на инвестиционном имидже региона. Проблема в другом. Сотни миллиардов рублей, регулярно поступающие на банковский счет субъекта, меняют мировоззрение местной власти. Вместо убытков в животноводстве, спада в леспроме или сокращения экспорта умы государственных мужей начинает занимать новое слово – «перераспределение». Отложив будничные заботы, они с увлечением отдаются этому занятию, даже не задумываясь о том, что однажды переводы прекратятся. Зато останется набор проблем, часть из которых решать будет слишком поздно.

Долгое время ширмой, а заодно и подпоркой для ветшающей экономики Краснодарскою края выступал бюджет XXII Олимпийских игр.

Транши из Кремля и следовавшие за ними частные капиталы создали тот образ преуспевающего края, которым мы по сей день успешно торгуем. Бюджет в 170 миллиардов, инвестиции на триллион, две сотни соглашений на сочинском форуме... Конечно, в этих цифрах есть и прямая заслуга региональной власти. Но только ведь суть инвестиций не в том, чтобы они были большими, долгосрочными или непременно в долларах, а не в рублях. Прежде всего, они должны приносить прибыль.

Какую выгоду получит экономика края от якобы влитых в нее сумм? Руководство страны назвало этот вклад сверхдолгосрочным – как минимум на сто лет. Если построенные в Сочи объекты и инфраструктура не начнут разваливаться в первые три года после ввода в эксплуатацию, возможно так и будет. И вопреки мнению экспертов, лет через двадцать-тридцать власти смогут говорить об окупаемости и даже прибыли. Но вряд ли гостиницы, ледовые дворцы и олимпийские деревни – именно тот пряник, который захочет увидеть перед собой частный инвестор после февраля 2014 года. Куда больше его заинтересует, что находится по ту сторону федеральных миллиардов. Растущее производство? Развивающийся малый и средний бизнес? Полное отсутствие административных барьеров и почившая система откатов? Крупные заказы от иностранных партнеров? А может быть, там уже давно пустота?

Через пять месяцев занавес рухнет. Узнаем.


Светлана Гетало
Краснодарский бизнес-журнал


Соцсети