Гуманитарная миссия России в Сирии: ПВО как особая и единственная миссия гуманизации террористов

Экономика >> 09.07.2018
Гуманитарная миссия России в Сирии: ПВО как особая и единственная миссия гуманизации террористов
5 лет назад Клуб военачальников Российской Федерации провел в Военной академии Генерального Штаба ВС РФ научно-практическую конференцию по теме «Исламизм и национальная безопасность России», где Президент Клуба военачальников Российской Федерации генерал армии Куликов А.С., обратив внимание участников конференции на актуальность обсуждаемой темы, подчеркнул «Сегодня из всех существующих угроз наиболее реальная для России - радикальный политический ислам, или исламизм, объявивший в нашей стране джихад», - сказал он.

С тех пор указанная генералом армии Куликовым А.С. проблема для нашей страны вышла на глобальный уровень, став угрозой для всего человечества, т.к. общественно-политическая ситуация в Сирии сегодня привлекает внимание всего мира и ставит вопросы об эффективности норм и институтов международного права. Эти вопросы еще больше обостряются в контексте глобальных перспектив цивилизации, в очень значительной мере зависящих от возможности объединения человечества для решения глобальных проблем.

Более того, имеются основания с большой долей скептицизма относиться к перспективам поиска ответов на вызовы глобальной безопасности вообще, и победы мирового сообщества над ИГИЛ, в частности, как бы это не казалось странным. Казалось бы, что все возникающие конфликты должны разрешаться на светском уровне мирной дипломатии с подчинением международному праву. Но история учит, что добро может быть только с кулаками, где без перспективных направлений развития систем вооружения России обойтись невозможно.

Представляется, что прогрессивное развитие международного права связано с необходимостью формирования норм, направленных на преодоление религиозных барьеров между людьми, народами и государствами. Поэтому нельзя заменять религиозно-окрашенной политикой реально необходимые цивилизации способы преодоления ее проблем.

Такая порочная практика способна свести попытку разрешения социальных коллизий планетарного масштаба лишь к возникновению религиозных антипатий и противостояний, не имеющих принципиального значения для судеб человечества.

Опыт разрешения подобных конфликтов показывает, что процесс размежевания террористов и вооруженной оппозиции на юге Сирии идет не быстро и может быть эффективным только при условии применения ПРО с участием комплексов ПВО малой дальности - «Тор-М2» и ЗРПК «Панцирь-С1», которые являются разнотипными комплексами, не конкурирующими между собой, а взаимно дополняющими друг друга перспективными средствами ПВО, и потому должны использоваться в своих нишах и по своему предназначению.

Краткая история обоих боевых машин.

Первый прототип ЗРК 9К330 «Тор» был построен в 1983 году и 19 марта 1986 года был принят на вооружение. Все основные элементы комплекса размещались в БМ 9А330 на шасси ГМ-355 Минского тракторного завода. Сразу после принятия на вооружение комплекса 9К330 «Тор» началась разработка его модернизированного варианта 9К331 «Тор-М1» (БМ 9А331). Уже с 2009 г. АО «ИЭМЗ «Купол» серийно производит ЗРК «Тор-М2У(Э)».

ЗРК «Тор-М2У(Э)» предназначен для противовоздушной обороны войск, важнейших военных и государственных объектов от ударов самолетов, вертолетов, крылатых ракет (КР), противорадиолокационных (ПРР) и других управляемых ракет (УР), планирующих (ПАБ) и управляемых авиабомб (УАБ), беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) в пределах реализуемой зоны поражения, днем и ночью, в сложной метеорологической и помеховой обстановке. Комплекс способен поражать любые СВН, в т.ч. элементы ВТО c ЭПР>0,1м2 в полете, летящие на средних, малых и предельно малых высотах, а также БПЛА легкого и более тяжелого классов. Новейшая версия БМ 9А331Э ЗРК «Тор-Э2» (9К331Э) с новой ЗУР 9М338КЭ обеспечивает поражение целей на дальности более 15 км при курсовом параметре ±9,5 км и высотах до 12 км.

Боевые характеристики ряда ЗРК типа «Тор-М2» до настоящего времени не реализованы ни в одном другом ЗРК малой дальности в мире.
БМ ЗРК «Тор-М2Э» могут работать совместно в режиме «звено». В этом случае две БМ могут обмениваться данными о воздушной обстановке и работать каждая в назначенном ей угловом секторе. В таком случае СОЦ двух машин контролируют зону большей площади и в пределах от 0 до 64 градусов по углу места.

В настоящее время ряд ЗРК типа «Тор-М2» существует в следующих версиях:

– самоходные БМ: «Тор-М2У(Э)» на специализированном гусеничном шасси ГМ-5955 (базовая версия);
– «Тор-Э2» на специализированном гусеничном шасси с 16-тью ЗУР 9М338КЭ «Тор-М2К» на специализированном колесном шасси МЗКТ-6922;
– «Тор-М2ДТ» на шасси плавающего двухзвенного гусеничного тягача («Витязь» ДТ-30ПМ) арктического исполнения;
– автономный боевой модуль (АБМ) ЗРК «Тор-М2КМ» в едином специальном корпусе без шасси.

Большое разнообразие вариантов исполнения комплекса определяется, в основном, требованиями и пожеланиями разных заказчиков, в том числе инозаказчиков.

Аналогично, если рассматривать этапы развития ЗРПК «Панцирь-С1», то обнаруживается связь заложенных в нем конструкторских решений с ЗПРК типа «Тунгуска» с примесью оружейного направления ПТРК+ЗА (зенитная артиллерия), приспособленных для решения задач ПВО.

Однако, рассмотрение материалов одной из открытых научно-технических конференций Минобороны России и Российской академии ракетных и артиллерийских наук показало, что по настоящее время разработчиком пока не устранены следующие основные проблемы и недостатки комплекса ЗПРК «Панцирь-С1».

1) Реальные результаты стрельбовых испытаний показали низкую возможность комплекса по обстрелу маневрирующих целей, летящих с курсовым параметром более ± (2-3) км.

ЗРК типа «Тор» способен обстреливать маневрирующие скоростные цели во всей зоне поражения с курсовым параметром до ± 8 км.

2) Не подтверждена возможность стрельбы по целям, летящим со скоростями более 400 м/с, хотя в ТТХ комплекса устанавливается скорость, равная 1000 м/с.

У ЗРК типа «Тор» подтверждена возможность поражения цели, летящей со скоростью до 700 м/с. В 2009 году на демонстрационных стрельбах в Ашулуке для иностранных делегаций одна боевая машина «ЗРК «Тор-М2» поразила одновременно 4 мишени «Саман» (модернизированная ракета ЗРК «Оса») 4-мя ракетами, чего до настоящего времени не показывает ЗРПК «Панцирь-С1».

3) Максимальная дальность стрельбы ЗРПК «Панцирь-С1» в 20 км обеспечивается по воздушным целям, летящим со скоростью не более 80 м/с (по мишени Е-95), так как располагаемые перегрузки ЗУР на данной дальности не превышают 5 ед.

ЗРК типа «Тор» способен поражать цели на дальности 12 км (15 км для ЗУР 9М331Д) с нормальными перегрузками.

4) Главное преимущество ЗУР ЗРПК «Панцирь-С1» – относительно невысокая стоимость и простота исполнения.

ЗУР ЗРК типа «Тор» дороже, но в ней обеспечена возможность точного радиокомандного наведения и поражения активно маневрирующих целей и элементов ВТО.

5) Ракета ЗРПК «Панцирь-С1» не лишена ряда существенных недостатков и поэтому, фактически, в сложных приземной обстановке и метеоусловиях ЗРПК «Панцирь-С1» является трехканальным по цели, в отличие от ЗРК типа «Тор», который в любых условиях имеет четыре радиолокационных канала по цели. ОЭС ЗРК «Тор» является дублирующей системой и используется лишь при устойчивом наблюдении цели.

Таким образом, ЗРПК типа «Панцирь-С1», как и задавалось при разработке, должен интерпретироваться как многоканальное средство ПВО малой дальности непосредственного прикрытия объектов инфраструктуры и средств ПВО ВКС (ЗРС типа С-400, радиолокационных узлов, командных пунктов и т.п.) от ударов СВН, а также как средство их обороны от ударов наземного противника.

ЗРК типа «Тор-М2» должен интерпретироваться как многоканальное средство ПВО малой дальности для отражения массированных ударов СВН и основное средство эффективного отражения ударов высокоточного оружия в полете непосредственно над полем боя, а также при прикрытии важных объектов.

Кроме того, необходимо учитывать тот факт, что радиоэлектронная аппаратура (РЭА) ЗРК типа ЗРК «Тор-М2» выполнена на отечественной элементной базе, а большая часть РЭА ЗРПК «Панцирь-С1» - на импортной, перевод которой на отечественную потребует значительного времени и проведения дополнительных теоретических и экспериментальных исследований. Со

Таким образом, гуманизм процесса размежевания террористов и вооруженной оппозиции на юге Сирии – это не только человечность и система ценностей, но и трезвый расчет, где изменение сознания, фундаментальных установок и образа жизни террористов невозможно без применения Россией ЗРПК типа «Панцирь-С1» и ЗРК типа «Тор-М2».

Сергей Иванеев, эксперт Бюро военно-политического анализа, кандидат юридических наук, профессор Академии военных наук




Соцсети