Альтернативная энергетика Краснодарского края: проблемы и перспективы развития

Коммуникации и технологии >> 19.08.2013
Альтернативная энергетика Краснодарского края: проблемы и перспективы развития
Краснодарский край являет собой идеальную площадку для реализации проектов в сфере альтернативной энергетики. Однако доля «зеленой» энергии в общем балансе по-прежнему не достигает и 2%. Что тормозит развитие отрасли?

Как верно подмечено одним публицистом, в России об альтернативной энергетике пока еще больше пишут, чем что-либо для нее делают. Периодически выходящие в свет правительственные программы и обзоры содержат в себе скорее признания общеизвестных фактов, чем конкретные алгоритмы действий и уж тем более примеры успешной реализации проектов.

Да, мир серьезно нацелился на использование возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Германия, например, развивает солнечные фотоэлектрические системы, Бразилия – биоэтанольную промышленность. И не без успехов. Так что и нам вроде давно нора. Ведь традиционная энергия дешеветь не собирается, основные фонды ТЭК изнашиваются, природные ресурсы заканчиваются. У «альтернатив» же потенциал огромный, да и перспективы для российской экономики они открывают сказочные: конкурентоспособная на мировых рынках отечественная продукция, новый уровень комфортности тепло- и электроснабжения населения, улучшенная экология городов, энергетическая безопасность всей страны. И многое-многое другое.

Об актуальности этого направления для Краснодарского края также написано немало. Энергосистема региона исторически дефицитна, объемы потребления ресурсов ежегодно увеличиваются, а пики туристического сезона приводят к серьезным перегрузкам и перебоям в энергоснабжении. Как сообщается в целевой программе «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности Краснодарского края на период 2011-2020 годов», за счет реализации полного потенциала использования альтернативных источников в регионе можно получать до 2 200 МВт тепловой и 1 300 МВт электрической энергии взамен объемов, получаемых из традиционных углеводородов.

Однако в настоящее время степень использования ВИЭ в энергобалансе края не достигает и 2%, а единичные мощности и удельные показатели действующих установок незначительно улучшились за последние двадцать лет, – признаются составители документа. Не смогли пока исправить ситуацию ни краевой закон «Об энергосбережении», принятый Заксобранием еще летом 2001 года, ни три целевые программы, рассчитанные на четыре, пять, а затем и десять лет реализации и подкрепленные миллиардными бюджетами.

Быть может, правы скептики, утверждающие, что если отрасль не развивается, значит, рынку это не очень-то нужно? И вместо того чтобы осваивать выделенные на сектор суммы, стоит прислушаться к колумнисту Бизнес-журнала Анатолию Вассерману, который в одном из своих блогов подписал приговор всем попыткам полномасштабного освоения ВИЗ? Тем более что аргументы он приводит весомые: большие затраты, низкая эффективность, нестабильность работы. Но как в этом случае быть с тем фактом, что, несмотря на несовершенство нормативной базы и отсутствие поддержки со стороны органов власти, в крае развивается ряд направлений, которые могут послужить альтернативой существующим источникам энергии?

Край заходящего солнца

Эксперты единогласны: география Краснодарского края позволяет использовать все известные на сегодняшний день виды ВИЭ. И регион с большим или меньшим успехом их осваивает. Прежде всего, заметны успехи в гелио- и геотермальной энергетике, в проектировании ветровых электростанций. Сельхозпредприятия все чаще обращают внимание на преимущества биогазовых станций и мини-ГЭС. А местные жители и предприниматели – на тепловые насосы. Начнем с самой очевидной «альтернативы», а именно с трехсот солнечных дней в году. Согласно уже упомянутой целевой программе, разработка этого ВИЭ всего на 0,01% полностью обеспечила бы энергетические потребности региона. «Но сейчас для потребителей экономически целесообразно только сооружение сезонных солнечных водонагревательных установок с работой в межотопительный период, – отмечают авторы документа. – При отсутствии аффективного отечественного оборудования в крае реализуются проекты с использованием солнечных коллекторов немецкого, израильского, турецкого и китайского производства. Учитывая выгодное географическое положение и значительный потенциал солнечной энергии, можно рекомендовать создание собственных производственных мощностей».

По словам Виталия Воронова, замдиректора Центра энергосбережения и новых технологии, установка подобных конструкций среди санаторных и курортных комплексов как в удаленных и труднодоступных горных местах, так и на побережье становится делом вполне привычным. «Это довольно просто, эффективно и очень выгодно, – делится специалист. – Идешь в магазин, выбираешь то, что тебе необходимо: солнечную водонагревательную установку, гелиоколлектор для обогрева помещения либо фотоэлектрические модули. Устанавливаешь на крыше и получаешь бесплатную тепло- и электроэнергию». По словам эксперта, такое оборудование окупается примерно за 4-8 лет. При этом лучше использовать комбинированный вариант: подключиться и к альтернативному, и к более надежному традиционному источнику. Хорошим примером может служить «Умный вокзал» в Анапе, где большую часть потребляемой энергии удалось с помощью фотоэлементов заместить энергией Солнца, – добавляет Виталий Воронов.

Под ТОЛЩЕЙ ГРУНТА

Еще одно перспективное направление для Юга России – применение геотермальных источников. «Краснодарский край в этом отношении – третий регион в стране по потенциалу после Камчатки и Дагестана, – рассказывает Виталий Бутузов, генеральный директор компании «Южгсотепло». – У нас разведано 18 геотермальных месторождений с потенциальной мощностью 258 МВт, пробурено 79 скважин глубиной два-три километра. В лучшие времена в крае добывалось до десяти миллионов кубометров воды с температурой до 120 градусов по Цельсию».

По информации Вадима Якушева, замминистра промышленности и энергетики края, в настоящее время подготовлен ряд инвестиционных проектов по освоению геотермальных месторождений. И все же, как считает Виталий Бутузов, внимания этому виду ВИЭ в крае уделяется пока недостаточно, а от имеющегося потенциала используется лишь 20-30%.

Причина, прежде всего, в расположении. Геотермальные месторождения имеются только в районах предгорья, где проходит тектонический разлом и магма поднимается на глубину 3,5 километра, нагревая подземные воды. Осваивать их довольно сложно и дорого – бурение одной скважины обходится примерно в 60-70 млн рублей. Но не нужно недооценивать перспективы.

«Недавно в Лабинском районе была введена в эксплуатацию экспериментальная станция мощностью 5 МВт, использующая для отопления и горячего водоснабжения поселка Розового геотермальные скважины, – приводит пример Виталий Бутузов. – На первом этапе к сети подключили десять жилых домов и два административных здания. Проект финансировался из краевого фонда энергосбережения, однако в итоге комплекс перешел на баланс поселковой администрации. А у них, как известно, денег и так не хватает. Что примечательно, 1 Гкал тепловой энергии в поселке Розовом стоит сегодня 340 рублей. Для сравнения: в Краснодаре стоимость достигает 1 500, а по краю – 5 000 рублей за 1 Гкал тепла от газовых котельных. Выгодно ли это? Судите сами».

Земля – воздух

Если же говорить об энергии ветра, то в последние годы основные усилия властей были направлены на изучение ветровых нагрузок в различных зонах края и проектирование ветряных комплексов. Непосредственное внедрение разработок пока находится на подготовительной стадии. По данным Вадима Якушева, готовы к реализации инвестиционные проекты по строительству и эксплуатации ветровых электрических станций (ВЭС) общей мощностью 398 МВт на площадках станицы Благовещенской, Геленджика, Анапы и Ейска.

«В высокой степени проработки находится два проекта: строительство крупнейшей в России современной ВЭС «Благовещенская» мощностью 119,6 МВт и строительство ВЭС «Мирный» вблизи поселка Мирного Ейского района мощностью 60 МВт. Плановый срок ввода в эксплуатацию ветровых электростанций – 2014 год», – сообщает чиновник.

Еще один ВИЭ, который никак нельзя обойти вниманием, – это биоэнергетика. Во-первых, потому что край наш – аграрный. И использование, к примеру, сельхозпредприятиями биогазовых станций для переработки отходов животноводства в тепло было бы отличным решением как для энергообеспечения, так и для улучшения экологии. Во-вторых, по оценке Валерия Семикашева, заведующего лабораторией прогнозирования топливноэнергетического комплекса ИНП РАН, в биоэнергетике сосредоточено больше всего успешного опыта ВИЭ в России за последние годы.

«Основные покупатели биогазовых установок в крае – это преимущественно потребители, которые находятся в удалении от объектов инфраструктуры, – полагает Виталий Воронов. – Им в любом случае будет дешевле поставить этот аппарат, чем подключаться к сетям. Работы по проектированию биогазовых станций на ряде сельхозпредприятий края, как нам известно, ведутся. Заключены соглашения с Данией, как стратегическим партнером в этом направлении. Недавно приезжал посол этого государства с делегацией: осматривали потенциальную площадку для инвестиций на опытно-демонстративной свиноферме «Пятачок». То есть вектор в сторону биоэнергетики уже задан. Теперь главное – с этого пути никуда не свернуть».

ГЛАДКО ВИЭ НА БУМАГЕ...

Так что же мешает наметившимся успехам краевых ВИЭ развиваться? Если поискать ответ в целевой программе по повышению энергоэффективности, можно найти следующее: «Значительное отставание в развитии ВИЭ объясняется как сложившимся соотношением цен (заниженные на энергоносители, завышенные – на оборудование но сравнению с западноевропейскими странами), так и нерешенностью ряда организационных вопросов».

Теперь уточним, что же скрывается за этими скупыми строчками.

Итак, первое: заниженные цены на энергоносители. Понятно, что в стране, где среднедушевые доходы населения в разы меньше аналогичных показателей в развитых западных странах, а большая часть произведенной продукции (в том числе из-за высоких энергозатрат) неконкурентоспособна на мировых рынках, ни о какой стоимости энергии «на уровне европейской» не может быть и речи. Однако на практике цена на «безальтернативную» энергетику из года в год неумолимо растет, так что уже можно делать смелые, но мрачные прогнозы.

«Масштабное освоение в России ВИЭ начнется приблизительно при цене за электроэнергию от 8 до 15 рублей за кВт/ч, – считает Валерий Семикашев. – Но прежде чем это случится, потребители начнут массово переходить на собственную генерацию на традиционном топливе (частично – на биотопливе или, скажем, торфе), займутся повышением энергоэффективности или будут жестко ограничивать потребление – «не жечь свет» и так далее». Выдавливание же из централизованной энергетики абонентов (как это случилось в теплоснабжении), по мнению эксперта, не будет сопровождаться пропорциональным сокращением совокупных системных затрат. Следовательно, в следующих периодах меньшее число потребителей будет оплачивать те же издержки, что вновь по спирали сформирует более высокую стоимость энергии.

Второй камень преткновения – завышенные цены на оборудование. Разумеется, неоптимизированная технология не может быть дешевой. А в освоении ВИЭ регион еще, как известно, делает лишь первые шаги. Однако скепсис Анатолия Вассермана, заявившего, что «никакие технические чудеса в обозримом будущем не обеспечат приемлемую экономическую эффективность так называемой альтернативной энергетике», вызывает у экспертов недоумение. «За последние двадцать лет стоимость «зеленой» энергии

уменьшилась в два раза, – приводит аргумент Виталий Бутузов. – И впереди всех энергогенерирующих ВИЭ идет ветроэнергетика: цена произведенного ею 1 кВт/час в Европе и Китае уже сравнялась с ценой топливной энергии. За ней следует солнечная энергетика. Здесь стоимость единицы энергии пока больше, чем у традиционной, но ежегодно снижается на 15-20 процентов. Из теплогенерирующих ВИЭ наименьшие сроки окупаемости (до пяти лет) имеют солнечные водонагревательные установки».

С аргументами Вассермана не согласен и Андрей Темеров, директор компании «АльтЭнергия». «А вы разве можете обеспечить беспрерывность движения автомобиля, если не будете вовремя заливать в него бензин? – задается вопросом специалист. – Поэтому в сфере альтернативной энергетики и применяются гибридные системы, включающие в себя и солнечные батареи, и ветрогенератор, и миниГЭС, а также дизель-генератор и сеть общего пользования. То есть потребитель получает всю энергию, генерируемую «альтернативой», а недостающая, если в этом есть необходимость, добирается из сети».

«Прогресс не будет стоять на месте. И в будущем технология непременно дойдет до того уровня оптимизации, когда «зеленая» энергетика станет и высококачественной, и общедоступной. И кто первый осуществит прорыв, тот завоюет рынок», – подытоживает Лариса Гришина, директор Центра энергосбережения и новых технологий.

Энергия под спудом

Сходятся эксперты и еще в одном мнении: если бы государство оказывало поддержку развитию ВИЭ больше на деле, чем на словах, то в настоящее время отечественные технологии производства альтернативной энергии были бы ощутимо дешевле зарубежных. «По всем видам оборудования для ВИЭ Россия находится на мировом уровне, за исключением ветроустановок большой мощности (1-3 МВт) и передовых исследований в области фотоэлементов, – отмечает Валерий Семикашев. – Однако малый объем заказов лишает изготовителей возможности совершенствовать свои изделия и снижать цены. Без специальной поддержки проекты использования ВИЭ не тиражируются, а оборудование для них остается штучным».

«Пять лет назад партнером нашей компании был один оборонный завод в Коврове, производивший сравнительно дешевые гелиоустановки, – приводит пример Виталий Бутузов. – Они пользовались успехом как у частных лиц, так и у муниципальных учреждений. В Анапе, к примеру, этими гелиоустановками мы оборудовали полтора десятка баз отдыха. Но в конце концов завод прекратил их производство, и теперь мы получаем оборудование из Европы. А оно, естественно, в два раза дороже».

И отсюда мы последовательно переходим к третьей причине, тормозящей развитие ВИЭ и весьма лаконично обозначенной в краевой программе «нерешенностью ряда организационных вопросов». Суть ее в том, что весь сформированный на данный момент комплекс федеральных и региональных документов в области альтернативной энергетики, скорее, выполняет функцию указующего перста. Однако всякому осмелившемуся вступить на вроде бы одобренный путь рано или поздно приходится вспоминать народное «гладко было на бумаге». То в очередной нормативно-правовой барьер упрешься, то столкнешься с противодействием на местах. Характерный пример. «Я был свидетелем того, как в Темрюкском районе местные «царьки» пытались ограничить развитие ВИЭ, – делится Андрей Темеров («АльтЭнергия»). – Заказчик приносит нам «Технические условия для подключения электроэнергии для частного домовладения», разработанные местными властями. Читаем – на первый взгляд все в порядке: подключение к такой-то точке, выполнение таких-то работ, мощность такая-то и прочее. Но в самом конце «всплывает» пунктик: «Совместное использование с альтернативными источниками энергии запрещено». То есть доходит и до нарушения законов РФ».

Каковы же пути разрешения пресловутых «организационных вопросов»? За что можно и нужно бороться уже сегодня? «Наша основная проблема в том, что в России до сих пор пет федерального закона об использовании ВИЭ, – убежден Виталий Бутузов. – Я являюсь экспертом Комитета Госдумы в секции ВИЭ по энергетике, и в ближайшее время мы рассчитываем все-таки доработать этот проект закона и представить его на рассмотрение Думы». По мнению эксперта, освоение ВИЭ, как новое технологическое направление, на первых порах нуждается в действенных механизмах господдержки, в том числе в дополнительном финансировании. Здесь формула проста: сначала правовая база и дотации, затем – деньги частных инвесторов, – заключает Виталий Бутузов.

«Мы не сможем массово запустить проекты ВИЭ, пока не будет обеспечен свободный доступ на рынок электроэнергии, режим льготного присоединения к энергосети, – отмечает Лариса Гришина. – Необходимо решить, кто будет сегодня гарантированно закупать пока еще дорогую «зеленую» энергию: государство, сетевая компания или же потребитель. Можно обязать сетевые компании приобретать 20 процентов «альтернативы». В этом случае инвесторы сами придут, потому что рынок для них будет обеспечен. А там недалеко и до массового спроса».

Некоторые элементы стимулирования альтернативной энергетики можно смело позаимствовать из европейского опыта: от зеленых сертификатов до компенсации стоимости оборудования для ВИЭ. В идеале может получиться, как у немцев, и даже лучше. «В Германии сейчас такой подход, – рассказывает Андрей Темеров. – Покупаешь солнечную станцию, допустим, за 1 200 евро. Через два месяца государство тебе возвращает три четверти ее стоимости. И сообщает: все излишки энергии мы будем у тебя приобретать по той же цене, по которой сами продаем. Что же получается? Государство ничего не зарабатывает, но при этом и не тратится на содержание основных фондов. Это очень выгодно».

Зеленые перспективы

Общаясь со специалистами из государственных и частных структур на тему ближайших перспектив ВИЭ в Краснодарском крае, нельзя не отметить разный уровень оптимизма как в их тоне, так и в содержании сказанного.

«На краевую поддержку ВИЭ нам рассчитывать пока не приходится, – констатирует Виталий Бутузов. – Тот потенциал, который мы могли бы сегодня с большим успехом осваивать, остается без внимания администрации. Десять лет назад наша фирма построила в регионе 120 гелиоустановок, в том числе самую большую в России – для Усть-Лабинской ЦРБ – площадью 600 квадратных метров на 50 кубометров горячей воды в день. Но сегодня это оборудование постепенно выходит из строя, а на его обновление денег не выделяется. Сегодня большинство наших разработок реализуется в других регионах».

Лобби крупных корпораций, эксплуатирующих традиционные источники энергии, будут и в дальнейшем препятствовать массовому развитию ВИЭ в России и в крае, – уверен Андрей Темеров. Сначала вы энергонезависимы, а затем и экономически неподконтрольны. Кому это понравится? Вот и будут возвращать на грешную землю всех тех, кто хочет быть впереди планеты всей. «Однако физические лица, предприниматели могут переломить ситуацию в свою пользу. Они все-таки выезжают за границу, видят, например, что в Италии, Турции, Эмиратах у многих стоят солнечные коллекторы. Затем начинают приобретать установки для дома и офиса, осваивать, экономить, считать, понимать и, наконец, развивать», – заключает эксперт.

Но, вопреки всем трудностям, у края на ВИЭ все же имеются виды. «В этом году планируется реализация проекта «Энергоэффективный город на Кубани», – сообщает Лариса Гришина. – Будет проведено исследование определенной муниципальной территории: эксперты изучат возможности повышения ее энергоэффективности и замещения традиционных источников энергии на альтернативные. По результатам будет составлена концепция, а также сформировать инвестиционный портфель. Это серьезная работа, беспрецедентная для России».

Однако удастся ли этому проекту избежать судьбы целевой программы по повышению энергоэффективности края, которая из-за недостатка финансирования так и остается по сей день лишь декларацией о намерениях? Или – печального опыта большинства инициатив местного бизнеса по развитию ВИЭ, одна часть которых была властью проигнорирована, другая – отложена в долгий ящик, а третья, подобно «Ейской ВЭС», на десятилетия увязла в бюрократической паутине. Остается лишь надеяться, что государство проявит, наконец, дальновидность и выберет тот путь развития, па который сегодня стремятся встать все прогрессивные страны.


Дмитрий Андреев
Краснодарский Бизнес-журнал


Соцсети